Блюз опадающих листьев (2006)

Блюз опадающих листьевСоздатели фильма «Блюз опадающих листьев» обозначили жанр своего творения как триллер. История, положенная в основу сюжета, проста, но затейлива. Бедная библиотекарша Ксения (Евгения Добровольская), ушедшая от мужа-милиционера, внезапно получает наследство: огромную квартиру в сталинской высотке, счет в банке, «Мерседес». Ее попытки узнать о людях, облагодетельствовавших ее, ничего не дают. Приехавшие к ней в гости мать, которая тоже ничего не понимает, и ее новый муж, который слышит в квартире какие-то крики, испытывают дискомфорт.

Тайна разъясняется довольно быстро. За книжными стеллажами существует комната, в которой находится мужчина, сын прежних владельцев квартиры, посадивших его за решетку за убийство девушки. Здесь он провел 20 лет и 3 месяца. Перед смертью его родители написали завещание, по которому героиня должна опекать всех живых обитателей квартиры. Ксения начинает испытывать к заключенному расположение и наконец выпускает Никиту из камеры. Муж Ксении, ставший полковником милиции, разгадывает тайну: за похищение Никиты был арестован некто Отман, отец Ксении, умерший в тюрьме. С криком «Никуда ты от меня не денешься!» Никита набрасывается на Ксению и душит ее. Своевременно появившийся бывший муж убивает его…

В сценарии имеется сильная ситуация – тюрьма для сына-преступника, вокруг которой и должна была развернуться страшная история, основанная на атмосфере нагнетаемого ужаса, психологических реакций героини на происходящее, среды ее нового обитания, где детали, шумы, телефонные звонки, звучание голосов должны были обрести особую условность. И именно это, а не бесконечные разговоры – об осени как депрессивной поре года, о невозможности Ксении вернуться к мужу, о судьбе библиотекарши, об отношениях матери Ксении с ее новым мужем – и должно было стать сигналом нарастания напряжения.

Но в этом фильме именно второстепенные линии, не имеющие внятной связи с главной, занимают чересчур большое место, лишая историю поступательности, внутреннего движения к кульминации. Словно боясь чрезмерно напугать зрителей, режиссер переводит внимание на обыденные бытовые вещи, которые и разрушают жанровый контекст. Отсюда и неизбежная повествовательность, которая никак не обслуживает исключительную ситуацию, отсюда и предсказуемость финала, мотивировки которого как бы и необязательны.

Получился странный кентавр – и не ужастик, и не бытовая драма. (Замечу, что материя «ужасного» чрезвычайно сложна для воплощения, требует строжайшего отбора материала и способности кинокамеры погрузиться в него). Здесь же объект – квартира – лишен тех примет, которые были бы обусловлены жанром; объективное изображение, не способное вызвать сопереживание страшного; поведение актеров, которым не заданы опять-таки жанровое, постепенно нагнетаемое напряжение. В итоге – средний фильм, лишенный магии ужасного, которое объясняется просто и понятно мужем-милиционером.

 

За помощь в подготовке и публикации данного материала хочется поблагодарить некоммерческий информационный портал «Библиофонд», который, помимо прочего, предлагает Вашему вниманию огромнешую коллекцию словарей и энциклопедий самых различнейших направлений.

 

Понравилась статья? Подпишись на рассылку!

 

 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *