Изображая жертву (2006)

Изображая жертвуРоссийский фильм режиссера Кирилла Серебренникова по пьесе братьев Олега и Владимира Пресняковых «Изображая жертву» решен в жанре черной комедии. Исходная коллизия – выпускник университета, молодой человек по имени Валя (Юрий Чурсин), устраивается ради небольшого приработка в милицию, где во время следственных экспериментов должен изображать жертву – дает точно ориентированный на жанр материал. Причем постановщик – театральный режиссер, не обремененный кинематографическим клише, пытается овладеть кинематографической спецификой практически «с бою».

Кстати, фильм был поддержан жюри «Кинотавра», присудившим ему Гран-при 2006 года. Мне очень бы хотелось понять логику членов жюри, тогда еще не то что не подозревающих о дате выхода фильма «50 оттенков серого», но даже не имеющим, на тот момент, о самом фильме ни малейшего понятия, ибо называя «Изображая жертву» лучшим фильмом года, они, вероятно, увидели то, что открывается сознанию ждущих чего-то нового, но видящих это новое в уже во многом «истребленных» нашим кино маскарадных моделях.

Однако фильм, содержащий вполне продуктивный анекдот и массу изобретательных коллизий, словно бы ведет игру ради игры, более того, именно ею пытаясь затушевать или даже скрыть то, что должен считать зритель как авторский итог фильма. Опасная игра, украшенная множеством актерских бенефисов, эффектных выдумок и неожиданных ходов, интересных самих по себе, не дает возможности сосредоточиться на том, что, по всей видимости, и должно было стать главным: на парадоксальном движении от игры к самому человеческому бытию, от игры к извлеченным из нее урокам самосознания.

Но увлекшись фантазмами представлений, режиссер вовсе не намерен поменять избранный однажды театральный стиль или в собственно кинематографической специфике за мнимым попытаться разглядеть нечто подлинное. Мысль о том, что весь мир – театр, а люди в нем – актеры, толкуется здесь буквально, чему тайно пытается противостоять сама природа кинематографа, а именно кинематографа отечественного.

Избрав пьесу к экранизации, режиссер вольно или невольно, но безусловно в соответствии со своим представлением о приоритетах современного искусства, разыгрывает историю с явно придуманным сюжетом, требующим доверия не к нему, а к возможностям, им предоставляемым.

Прежде всего это протагонист сюжета – герой или антигерой, чья внутренняя гниль и опустошенность воплотима лучше всего в театре марионеток, для которого изображение чужих смертей становится формой собственной жизни. Но и эта жизнь столь же фиктивна, сколь фиктивны смерти его персонажей. Актер одной роли, отчасти наказываемый за выделываемые им представления снами и видениями, он помещен в мир, столь же фальшивый, театрализованный, в котором притворство и вынужденное или добровольное исполнение ролей оказывается единственной формой существования для всех.

Что ж, можно интерпретировать современное положение дел и так, и даже почувствовать себя великим обличителем времен и нравов. Но коль поползновения явно тянут автора в сторону сатиры, то стоит вспомнить или узнать мнение Салтыкова-Щедрина о том, что в основе этого жанра должна лежать безусловная любовь к человеку, а предъявляемые искажения человеческой натуры должны служить его (и мира его жизни) восстановлению, излечению.

Серебренников же делает изображаемое предметом странного, извращенного любования, используя театральные выразительные средства, которые эксцентризует и искажает в духе собственных представлений о кинематографической специфике. А дальше – каждый видит в этом трудно воспринимаемом произведении то, что хочет, ибо авторская настройка на восприятие отсутствует или, вернее, присутствует только в формальных (подчас наивных) ухищрениях.

Фильм, оперирующий мнимостями, усердно нагнетаемой атмосферой притворств и игр, не вызывающий простого человеческого отзыва, вероятно, документирует нынешнюю российскую обыденность, что и делает его объектом серьезного обсуждения. Беда только в том, что фильм слишком легко встает в уже плотный строй произведений, в которых нелюбовь к миру и человеку продолжает свое главное дело – отвращение отечественного зрителя от отечественного же кинематографа, причем это остается актуальным даже сейчас, спустя почти восемь лет после премьеры данной картины.

 

Понравилась статья? Подпишись на рассылку!

 

 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *