Унесенные ветром (1939)

Унесенные ветром«Унесенные ветром» – самый кассовый фильм в истории американского кинематографа, удостоенный восьми «Оскаров», можно с полной уверенностью назвать «народным кино» (если такой термин или его аналог есть в лексиконе американских кинокритиков). Даже сегодня, несмотря на безумный триумф политкорректности, заставляющий исключать произведения Марка Твена из школьной программы, эта «летопись проигравших» остается одним из самых любимых фильмов – и в Америке, и во всем мире.

В основу сценария фильма легла двухтомная эпопея Маргарет Митчелл, социально-философский женский (в хорошем смысле слова: и главная героиня, и автор – женщины) роман, который сравнивали с «Войной и миром» и, позднее, с «Тихим Доном». Сохранив все сюжетные ходы, экранизация утратила большую часть политических и социальных отступлений, однако это не помешало фильму остаться остросоциальным.

Недаром публика в качестве кульминации определила не любовные сцены, не впечатляющее бегство Скарлетт и Ретта из горящей Атланты, а эпизод в разграбленном имении О’Хара, когда Скарлетт застрелила ненавистного янки – на одном из первых показов восторженные зрители чуть не разнесли от избытка чувств кинотеатр.

В Россию фильм пришёл в начале 90-х, оказавшись как нельзя к месту. История «цивилизации, унесенной ветром» была предельно узнаваемой и близкой каждому жителю постсоветского пространства.

Уничтожение одной цивилизации другой, более агрессивной и грубой – захват Рима варварами, октябрьская революция, переворот 1993 года или вот Гражданская война в США – обычная практика в мировой истории, однако разве легче от этого тем, кому довелось, словно по древнему китайскому проклятию, жить в эту эпоху перемен?

Попадание оказалось настолько точным – и в США, времен конца Великой Депрессии, когда и был снят фильм, и в постсоветской России, приняв фильм «на ура», мало кто заметил, что в этой истории нет положительных главных героев. Все благородные и честные гибнут на войне или сразу после нее. Даже Мелани, маленькая, сильная, почти святая, умирает в родах. На коне остаются Ретт – аристократ-авантюрист, контрабандист, «рыцарь удачи» и самый «романный», хотя и мастерски выписанный, что в книге, что в фильме (в чем тут, конечно, большая заслуга Кларка Гейбла) персонаж, и Скарлетт – агрессивная, хищная, ей бы только какое-нибудь женское осеннее пальто купить, а там хоть трава не расти, при этом еще необразованная и капризная, как взбалмошный ребенок. В общем, малоприятная пара…

Однако нельзя не восхищаться внутренним (подчас очень глубоко скрытым) благородством Ретта и (это едва ли не самое главное в фильме) потрясающей жизнестойкостью Скарлетт, которая позволяет ей преодолеть все превратности судьбы и не сломаться.

Из почти полутора тысяч актрис на эту роль была выбрала молодая англичанка Вивьен Ли, которая стала идеальной Скарлетт, однако не исключено, что именно ее британский темперамент позволил расставить акценты в характере героини несколько иначе, чем в книге – меньше внимания было уделено природному оптимизму Скарлетт, зато куда ярче проявилось ее «холодное сердце».

Возможно, если бы роль досталась светящейся от жизнерадостности и столь же несгибаемой Марике Рекк, еще одной претендентке на роль мисс О’Хара, мир бы получил совсем другую, более человечную Скарлетт. Однако, если вспомнить слова критиков о том, что: «Скарлетт и есть Америка, вечно юная, целеустремленная и непобедимая», то такое исполнение роли Скарлетт оказывается почти что пророческим.

Понравилась статья? Подпишись на рассылку!

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *